Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА




Мысли из-за пазухи
Ал. Пейлук

Новый год, а снега нет в помине.
Где мороз, где буйная метель?
Глянь в окно, стоит, как на картине,
Настоящий, вылитый апрель.
Воробьишек серых верещанье
Будит город утром всякий раз.
С Новым годом, милые брестчане!
Хоть зимой не радует он нас.

***

На Борнео снега нету тоже.
Там тепло и божья благодать.
Так что на погоду гнать не гоже –
Надо благодарно принимать.
«У природы нет плохой погоды», –
Так заметил некогда поэт.
Так что люди, как в былые годы,
Зажигайте Новогодний свет.


КИКИМОРА
Ив. Макусин

Расскажу вам, друзья, про то, как детские сказки иногда приводят к досадным конфузам. И все из-за того, что мы порой, пользуясь детской наивностью, стараемся убедить свое чадо в реальном существовании сказочных героев, причем на конкретных примерах. Я и сам в воспитательных целях зачастую пугал своего сынишку неким загадочным чудищем славянского происхождения, известным под именем Бабай. Находясь на кухне, я, прикидываясь этим феноменом нашей богатой культуры и пользуясь литровой банкой для искажения голоса, призывал своего отпрыска собрать игрушки, съесть положенную порцию манной каши и ложиться спать. Правда, обман продолжался недолго. Вскоре сын раскусил мои халтурные манипуляции. Его крайне заинтересовало, почему приход страшного Бабая и его загробный голос из кухни сопровождается исчезновением из комнаты папы. Поэтому однажды, проглотив очередную ложку манной каши, он сделал безапеляцтонное заявление: «Это не Бабайка, это ты, папа, дурачишься».

Так вот однажды под Новый год, находясь на даче, где мы решили встретить этот благодатный семейный праздник, я с сынишкой Ваней пошел в ближайший лес вырубить лесную красавицу елку, чтобы, как и полагается, украсить новогоднее торжество. В те времена пластиковых суррогатов новогоднего атрибута еще не изобрели, а за использование в качестве оного натуральной лесной гостьи административной ответственности не существовало. Ваня к тому времени вышел из возраста, чтобы бояться Бабая, но еще искренне верил в реальность лесных обитателей – леших, кикимор, бабу-ягу и прочую полуинтеллигентную нечисть.

Я, значит, хожу, выбираю подходящую елочку, а Ваня все время всматривается в чащу, не выглянет ли из-за дерева или куста какой-нибудь лесной сказочный житель. И вдруг из-за большой кучи бурелома выходит с топором в руке в разбойничьей ушанке и облезлом тулупе бородатый мужик, в котором я сразу признал дачника дядю Мишу, живущего через два дома на нашей улице.

- Ты что, леший? – не задумываясь, спрашивает сын.

Чтобы не разочаровать Ванюшу, я начал моргать у него из-за спины, дескать, соглашайся, порадуй пацана.

- Ну, да, – неторопливо ответил дядя Миша, а что, не похоже? Ваня обошел лешего и осмотрел со всех сторон, потрогал тулуп и задал законный вопрос:

- А где твоя кикимора?

- Дома сидит, – искренне ответил леший, пельмени стряпает. Ну, я пойду, мне тоже елка нужна.

Новогодний праздник выдался на славу. К полудню разогретый, опохмелившийся дачный поселок высыпал на улицу. Прогуливаясь с женой и сыном, мы нос к носу столкнулись с дядей Мишей и его благоверной супругой. Мы мило поздоровались и начали беспредметную беседу, как встречали Новый год. Жена дяди Миши, впрочем, как и любая женщина, увидев Ваню начала рассыпать в его адрес сладкие комплименты и задавать банальные вопросы:

- Ой, какой прелестный мальчик, а как тебя зовут? Сколько тебе годиков?

Ваня упорно молчал и с любопытством разглядывал навязчивую тетю. Затем, дернув дядю Мишу за рукав и кивнув в сторону его жены, по-детски откровенно спросил:

- Это и есть твоя кикимора?...

Дальше, как и положено, на пару минут немая сцена.




© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.