Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА




Мысли из-за пазухи
Ал. Пейлук

Нет выше цинизма на свете,
Чем зло возводить
в добродетель.
И в этом, кормилица зла,
Америка всех превзошла.

***

Кажется, старею я до срока.
Взгляд мой тускл,
слова мои грубы.
Вдоль моей дороги одинокой,
Только телеграфные столбы.
Но судьбе перечить я не смею
И скажу – отчасти даже рад.
Не один по счастью я старею,
Не один ворчу на всех подряд.
Постаревши, все мы одиноки.
Лысина в просвете седины
И другие старости пороки,
А кому такие мы нужны?

***

Должно быть, знает и дурак,
Что кто при власти, тот и враг.

***

Что Бог не жмот, как коммерсант,
Для многих невдомек.
Кому-то он дает талант,
Кому-то кошелек.
И он дает не для утех,
Потом в известном стиле,
В конце концов он спросит всех,
Как с ними поступили.


Занозы из прозы

Чтобы заработать – надо много работать.

Чтобы разбогатеть – надо много воровать.

Камни разбрасывать мы все горазды, а как насчет собирать?

Если хотите избавиться от необходимости деликатно выпроваживать гостей, не приглашайте их вовсе.

Нравственность, обычно, требует предоплату.

Галстук шел к его костюму, но не дошел...



Новости из Магарычева

После событий, связанных с нападением сексуального маньяка Лихоглазова на лиц женского пола, его задержанием и привлечением к уголовной ответственности, в городе запрещена продажа книги «Кама (не река, а сфера вожделения и любви) с утра».

«Это реакционное учение стало причиной моих противозаконных действий по отношению к женщинам и именно с утра пораньше», – отметил подсудимый в своем последнем слове.

Кстати, некоторые свидетельницы по указанному делу не были согласны с решение судебной коллегии, считая наказание, два года условно, слишком строгим.

Известную картину Казимира Малевича «Черный квадрат», демонстрировавшуюся в местном музее изобразительных искусств г. Магарычева, явный отморозок и маньяк облил неизвестной жидкостью, которая, после соответствующих исследований, оказалась концентрированным раствором хлорной извести. Картина выдающегося художника превратилась из черного в белый квадрат.

В настоящее время искусствоведы решают вопрос: оставить картину без изменений или все-таки отдать на реставрацию. Реставрация, по мнению специалистов, займет не менее четырех-пяти лет.

После исследований и расшифровки историками университета г. Магарычева нерасшифрованных до настоящего времени древних рукописей, найденных на Ближнем Востоке, было доказано, что города Содом и Гоморра были городами побратимами.

Голуби в жестокой схватке с воронами за возможность гадить на автомобили, паркующиеся возле центрального универмага г. Магарычева, уступили более сильным и выносливым птицам.

Новую пословицу придумал житель Магарычева по фамилии Философичный: «Язык доведет не только до Киева, но и до майдана».

Ученые-экономисты Магарычевского университета после соответствующих исследований и расчетов сделали вывод, что среднесуточные доходы рядовой проститутки в два раза превышают доходы официанток престижных ресторанов за счет чаевых

Вытрезвитель РОВД Ленинского района г. Магарычева его постоянные клиенты называют «Ленинский вытрезвитель».

Жених Илья Солдатовых перед самой регистрацией брака сообщил по телефону в городской отдел Магарычевской милиции, что ЗАГС заминирован.

Ученые Магарычевского университета наконец-то точно определили место, где Макар телят не пас. Им оказался футбольный стадион с искусственным покрытием.

Финальный матч между футбольными командами Магарычева «Новая заря» и «Левый сектор» закончился скандалом между супругами Мячиковыми.



ПРОЩАНИЕ СЛАВЯНКИ
Ив. Макусин

Так случилось, что в деревне Большие углы в один день померло аж три человека. Событие хотя и печальное, но все-таки неординарное. Три человека и в один день – это многовато даже для районного центра, а тут какие-то Большие углы. Для райцентра, может быть, даже обидно стало. У них два человека в день и то большая редкость, а тут три и в забитой деревне. Хотя деревня была не такая уж и забитая, и от райцентра ее отделяли не больше, чем пять километров, причем по асфальтированной дороге.

Самый важный человек на селе – это, конечно, председатель. В этом никто не сомневается. Он может выписать машину, распорядиться насчет помощи, а может и выгнать с работы, ежели воруешь или много пьешь, продавая ворованное. И, конечно же, в его власти организовать почетные похороны ушедшего, как говорится, в мир иной. А так как один из почивших в бозе был передовик производства и его портрет несколько лет подряд до ухода бывшего живого на пенсию висел на Доске почета, то взрослый внук покойного попросил председателя заказать в районе оркестр, дабы оказать музыкальные почести пенсионеру Тарасу Петровичу.

Председатель выразил внуку свои соболезнования и добавил, что Тараса Петровича непременно надо хоронить под траурную музыку оркестра. Оркестр немедленно был заказан и должен был прибыть не позднее чем в два часа дня.

- Музыканты получат причитающуюся за работу оплату, – добавил по телефону председатель, – в кассе кооператива сразу же после похорон.

Оркестранты, обрадованные немедленной выдачей денег, выехали без лишних уговоров, но, добравшись до указанной деревни, были слегка огорчены. Похоронная процессия уже шла по деревне, и музыканты присоединились к ней, показывая жестами, что они, дескать, не ожидали, что похороны начнутся раньше времени.

Проводив покойника до могилы и сыграв последние ноты траурного марша, музыканты отбыли в правление, где в кассе получили свою законную зарплату. Далее в предвкушении выпивки и закуски они, радостные, отбыли в райцентр.

В это время в доме покойного Тараса Петровича с нетерпением ждали оркестр. Внук покойного, не выдержав натиску томительного ожидания, позвонил председателю и решил уточнить время прибытия музыкантов.

- Так они уже отыграли, – с недоумением ответил внуку председатель, – я самолично подписал им платежную ведомость. Ну и шельмы! Сейчас я позвоню в их контору.

В конторе сообщили, что музыканты прибыли и, говорят, даже немного опоздали на похороны, и что присоединились к ним в конце деревни уже перед кладбищами.

- Так это хоронили Зареченского, – прояснила ситуацию секретарша, слышавшая телефонный разговор через открытую кабинетную дверь. Видимо, ему они и отыграли прощальный марш.

Раздосадованный председатель, который на самом деле искренне уважал покойного Тараса Петровича, распорядился немедленно направить музыкантов обратно в деревню и сообщил, что он еще раз оплатит их музыкальную работу.

Деньги у музыкантов лишние не бывают, и они снова отправились в Большие углы.

Прибыв в деревню, оркестранты снова столкнулись с траурной процессией, и уже без большого удивления, но и без энтузиазма присоединились к ней, заглушив тихие разговоры провожающих грустной похоронной музыкой.

После похорон музыканты снова отправились в контору и снова получили причитающиеся рубли.

Председатель, довольный благополучным разрешением похоронной ситуации, проводил взглядом из окна уехавших музыкантов и сел за стол разбирать кучу накопившихся бумаг.

Однако кучу пришлось отложить из-за телефонного звонка. Внук покойного Тараса Петровича снова решил осведомиться, будет ли оркестр сопровождать в последний путь тело усопшего.

Секретарша, услышав разговор, сообщила председателю, что музыканты, по всей видимости, отыграли опять не тому, так как в деревне должны были хоронить бабу Веру, тоже скончавшуюся в один день с Тарасом Петровичем.

Раздосадованный председатель снова позвонил в похоронную кантору и сообщил, что опять произошла ошибка, и музыканты опять похоронили не того, кого надо, и что в третий раз он им платить не будет, пусть, дескать, играют на безвозмездной основе, то есть на общественных началах.

Однако музыканты еще не успели доехать до своей конторы, а по дороге остановились, чтобы отметить удачный день и хлебнуть по пару грамм горькой настойки.

И тут одного из музыкантов осенила неожиданная мысль.

- Мужики, – говорить он, – мне, кажется, мы опять не того отыграли. В гробу должен был лежать мужик, а там лежала старушка, я это точно заметил.

Музыканты сразу всполошились и начали рассуждать, что же делать дальше. После небольшого совещания решили ехать обратно в деревню и организовать поиски оплаченного покойника.

Не дождавшись музыкантов, внук решил больше не утомлять умершего деда бесполезным ожиданием и проводить его к своему последнему пристанищу без музыкального сопровождения. Хоронили деда на другом, старом кладбище, где Тарас Петрович зарезервировал себе место рядом со своей почившей пять лет назад супругой.

Музыканты подъехали к новому кладбищу, но так как никаких похорон не обнаружили, решили спросить, где проживал покойный, которому заказывали музыку. Дознавшись, где проживал почивший Тарас Петрович, духовой коллектив прибыл по указанному месту, но покойника уже на месте не было. Во дворе и доме суетились люди, готовящие поминальный ужин.

- Вы уже все равно не успеете, – огорчила музыкантов дальняя родственница усопшего, – подождите провожающих Тараса Петровича здесь, выпейте за его упокой, а когда придут, сыграйте им что-нибудь этакое.

Похоронная процессия возвращалась с похорон дружной толпой, и, чтобы не ударить лицом в грязь, подвыпившие музыканты встретили ее бравым маршем «Прощание славянки».




© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.