Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА






Мысли из-за пазухи

Ал. Пейлук

Автоэпиграмма

Четыре строчки – выстрелы картечью,
Прицельные, из доброго ружья.
Омар Хайям и Губерман – предтечи.
А главный, как и Бальмонт, – это я.

***

С тобой согласна, милый, я по сути.
Да, ДОРОГАЯ, но в какой валюте?

***

С тобой нас, миленький, – жена скривила рот, –
От одиночества избавит лишь развод.

***

Друзей мы то находим, то теряем
В беспечной суете житейских драм.
Но все-таки, зачем мы угождаем
Заклятым и бессовестным врагам,
Которые жируют в высшей лиге?
Раз с ними нам не справиться никак,
Держите за спиной хотя бы фигу,
Уж ежели не можете кулак.



Занозы из прозы

Закон сохранения. Если дешевеет нефть – дорожает бензин.

Если в голове бродят мысли, значит ли, что они бродяги?

Власть передается, как старый автомобиль. Кто-то его подремонтирует, а кто-то продолжает добивать.



Суверенная Калюжская республика

Ив. Макусин

Ныне, известно, все хотят самостоятельности. И это правильно. Международное право, говорят, разрешает любой территории в любой стране становиться суверенным государством, ежели народ на ней за это проголосует. Правда, такое право, порой, грубо нарушается. Особенно кричат демократы, мол, это дело рук сепаратистов-террористов, и всякие другие некрасивые слова говорят в адрес желающих отколоться и зажить своей красивой жизнью. Это, понятно, от зависти. Сейчас, говорят они, мол, как только отмежуется новая суверенная страна, так сразу начнет строить социализм на капиталистической территории. Начнут, дескать, опять большевизм проповедовать вместо слова Божия, экспроприировать фабрики и заводы, нажитые нечестным путем. Олигархов на освоение Сибири отправят, перевоспитывать трудовой повинностью. Опять же октябрятство, пионерия, комсомол, разврат и ущемление прав сексуальных меньшинств. Поэтому демократы за свои суверенные права жениться на ком попало, а также за нежелание физически трудиться на строительстве народнохозяйственных объектов будут драться, как пролетариат в семнадцатом году, до полной победы великой разноцветной буржуазной революции.

Да, но я не об этом собираюсь писать. Это так, отвлеченные понятия. Просто мой приятель Василий Игнатьевич Кривоплугов живет на хуторе, который построил, чёрт знает когда, на излучине речки Калюжки. Получается нечто вроде полуострова. Кругом вода и маленький грязный проход на большую землю. Речка, правда, не больно глубокая и рыбы там совсем нет. А так ничего, купаться можно, белье полоскать. Правда, районные санитары запрещают в ней плавать, говорят, в воде много всякой химической активности растворено, опасной для кожи и внутренних органов при неожиданном заглатывании. Но это они нарочно сговорились с ОСВОДОМ, чтобы у тех показатели по утопленникам не росли. Мы с Васей купаемся каждый год и ничего. Бывает, правда, порой какая-то сыпь, так она легко лечится натиранием крапивы, настоянной на самогоне.

Я опять отвлекся от главной политической темы. Да, так вот, надумал Василий Игнатьевич свободную республику организовать на своей территории. В семье у него почитай двенадцать душ. Теща, жена, пятеро сыновей и пятеро дочек. Чем не государство.

Вот он мне и говорит: «Решил я организовать собственное суверенное государство по названию речки – Калюжскую республику. Главное все предпосылки на лицо. Кругом, значит, естественная водная преграда, кроме небольшого перешейка. То есть охрану границы организовать не сложно. Насчет обеспечения продовольственной безопасности имеется свой огородик, пасека, пара свиней, десяток кур, коза. Собрал, говорит Василий Игнатич, я своих домашних и провел референдум открытым голосованием. Все сразу согласились на отделение, потому как я им всем предложил министерские должности. Себя я, конечно, выдвинул на пост президента. Голосовали единогласно, если не считать тещу, которая, сволочь, воздержалась. Теща, она и есть теща, вечный враг зятя. За это я назначил ее Министром сельского хозяйства, пусть сидит целыми днями на грядках в огороде, кормит свиней, пасет козу и присматривает за курами. Наполняет, так сказать, провиантом закрома Родины. Кстати, после того как меня выбрали президентом, эта вражья сила предложила не освобождать главу государства от обязанностей пасечника и хозяйственных работ по дому, требующих физической силы.

Один у меня сын стал Министром обороны, больно хочется ему поскорей в армию. Второй Министром промышленности – любит возиться с мопедом и прочей бытовой техникой. Третий Министром внутренних дел, потому как постоянно задирает братьев и норовит подраться. Четвертый возглавил Министерство по чрезвычайным ситуациям, у него друг – сын пожарника, а сам он любит баловаться с огнем. Ну, а пятый был назначен Председателем комитета государственной безопасности, за то, что везде сует свой нос. С дочками тоже разобрался. Старшая была назначена Министром просвещения, она у нас отличница. Вторая, до смерти залечившая кота Кузьму, Министром здравоохранения. Третья стала Министром культуры, она у нас лучше всех поет. Четвертая, слишком говорливая – Министром иностранных дел. И пятая, без особых задатков, возглавила Министерство по топливным ресурсам. Жена, разумеется, по сложившейся традиции руководит имеющимися наличными деньгами. То есть самый главный Министр экономики и финансов.

Сразу после назначения я, как глава государства, сделал необходимые распоряжения. Все домашние обязанности, которые ранее имели место у домочадцев остались по-прежнему в силе, несмотря на высокие государственные должности.

Осталось решить, какой выбрать политический курс и насущные вопросы снабжения всякими там ресурсами. Единогласно пришли к мнению о необходимости строить социализм, а в дальнейшем и светлое будущее. Насчет ресурсов мнения разошлись. Сыновья предлагают строить свою ветряную электростанцию, слабый пол настаивает на импорте электричества из соседней страны. Насчет запасов топлива на зиму также нет единого мнения. Министр промышленности предлагает начать искать на участке нефть, организовать добычу и часть экспортировать за валюту в ближнее, а то и в дальнее зарубежье. Теща же настаивает на импорте дров и торфобрикета из гортопа. Элементы рыночных отношений решили развивать за счет посещения местного вещевого рынка, где можно прибарахлиться по умеренным ценам. Конституцию в урезанном виде решили переписать из соседней страны, все равно никто читать ее не будет, нет должности Министра юстиции.

Остался только открытыми вопросы собственной государственной валюты и паспортизации. Технологии их печатанья сложные, сами не справимся, а где заказать – еще не решили, то ли в ближнем, то ли в дальнем зарубежье. Рассчитываться пока будем по бартерным схемам – медом, козьим молоком и частично репой. На нее в нынешнем году хороший урожай.




© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.