Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА






Мысли из-за пазухи

Ал. Пейлук

И нощно в настоящем мы, и денно,
Но поглядев на небо, всякий раз,
Мы видим только прошлое вселенной,
А где-то кто-то в прошлом видит нас.

***

Все будущее светлое поблекло,
И нынче бизнесмены, так их мать,
Легко приватизируют и пекло
И станут бесам серу продавать.

***

Не то, что в жизни, всяк об этом знает,
Ослов и в баснях умных не бывает.

***

Не виноват он, видит Бог,
Тут что-то с жизнью не в порядке.
Он брал от жизни все, что мог,
А жизнь ему давала взятки.


Занозы из прозы

Как ему жить диктовала жена, только он не знал, как расставлять знаки препинания.

Глупости можно не только говорить, но и думать.

Коммерческая тайна о полном отсутствии коммерции.

Дружба со временем плавно переходит в дружескую вражду.

Скажи чем ты закусывал, и я скажу, что ты пил.

Глупых людей нет, есть просто «слишком умные».

Автоматизированная система управления пеклом.



БЕССОННИЦА

Ив. Макусин

Василий Палыч был мужик хоть куда. И мастеровой, и выпить не дурак, да и на баб чужих еще любит пялиться. Хотя и пенсионер, но со здоровьем все в порядке, правда, на бессонницу все время жаловался. «Спать, – говорит, – хочу, а уснуть не могу, больно хорошие фильмы после полуночи крутят по телевизору. Все время хочется до конца досмотреть».

Вот я и говорю: со здоровьем у Василия Палыча было все в порядке, только вот бессонница прицепилась. Правда, днем часок-другой он успевал вздремнуть, пока жена чем-нибудь занималась.

Хочу отметить, жены не любят, когда муж бездельничает, а они хлопочут по хозяйству. Они обязательно найдут ему работу. То ли ножи наточить, то ли картину прибить, а то и мебель надумают переставить.

Василий Палыч по началу очень сильно расстраивался, когда приходилось выходить из дремотного состояния по какому-нибудь пустяку. Дескать, эта ваша картина неизвестного автора может постоять в углу еще этак с недельку. Успеем, мол, еще пейзажной красотой налюбоваться. Чай, не музей, а жилая площадь.

Но вот однажды он придумал одну гражданскую хитрость, которая в последствии стала огорчать жену и ограничивать ее желания не давать мужу отдохнуть от привязавшейся бессонницы.

Надумала жена переставить корпусную мебель на другую сторону комнаты, сделать, короче, генеральную перестановку с последствиями. Василий Палыч почесал затылок, бросил неуверенный взгляд на хмурые плечистые шкафы, напоминающие гробы Безенчука, и понял, что с этим боевым заданием ему без посторонней помощи не справиться.

- Маш, – с беспомощностью в голосе пролепетал Василий Палыч, – я без посторонней помощи обойтись не смогу.

- Так я помогу, – уверенно заявила Жена.

- Тут нужна крепкая мужская сила, – возразил заботливый муж, – а у тебя соли в суставах и мигрень. Нет, тут без соседа Лёни никак не обойтись.

После перестановки мебели мужики пошли в ближайший бар попить с устатку пива. Жена возражать не стала – все-таки надо угостить соседа, не отказал, помог по-соседски.

Василий Палыч приплелся домой только к полуночи. Маша сделала вид, что крепко спит, и не стала задавать вопросов, на которые и так знала ответы.

На следующий день у благоверной возникло неотвратимое желание перевесить на кухне шкафчик, который висел над холодильником, а добраться к его содержимому можно было только со стремянки. Правда, обращалась она к шкафчику не более чем два раза в год, но отмахнуться от ее настойчивой просьбы было критически невозможно.

- Я, Маша, один не справлюсь, – с подозрительной настойчивостью в голосе заявил Василий Палыч, – надо точно разметить, засверлить отверстия, вставить пробки. Да и повесить его я сам не смогу – тяжелый, сволочь.

- Опять, что ли Лёню надо звать, – заметила не без ехидства Маша.

- Ну, а кого же еще. У него и дрель новая, и сверла любые.

После старательного труда мужики снова направились в пивной бар, и снова Василий Палыч явился домой к полуночи.

Дальше все пошло как по маслу: выполненное задание и достойное вознаграждение. Маша хотя и ворчала, но доводы о необходимости помощи со стороны соседа были всегда убедительными. К тому же Василий Палыч после бара, не включая телевизор, сразу ложился спать. Пропала бессонница.

Но однажды, прибывши навеселе из бара, его ждал сюрприз, в гости приехал сын и к тому же аж на две недели, но без жены и внука.

На следующий день у Маши появилось новое задание. Теперь уже ею было принято решение поменять на кухне светильник.

На законное требование позвать на помощь соседа Лёню был дан категорический отказ, мотивированный наличием помощника у себя дома.

Так продолжалось три дня. Бессонница снова прилипла к Василию Палычу. Он всячески пытался вовлечь в помощники соседа, но все безрезультатно. Сын исправно выполнял все задания мамы и даже старался оградить отца от лишнего напряга, но подремать на диване Маша не давала. Где, мол, это видано, чтобы сын, приехавши в гости, трудился, а отец бездельничал.

На четвертый день Василий Палыч, измученный бессонницей, не выдержал.

- Сынок, – душевно обратился он к сыну, – ты случайно не соскучился по сыну и жене?

- Да пока нет, батя, да и работы у вас много.

- Извини, но у меня хроническая бессонница, а сосед Лёня помогает мне ее преодолеть. Поезжай домой, а мы с мамой к тебе лучше через недельку приедем. Работа не волк – всю не переделаешь. Да и жену без присмотра надолго не советую оставлять, чай не любовница.




© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.