Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА






Мысли из-за пазухи

Ал. Пейлук

В пустынном саду, как в глуби мирозданья,
Планетой блуждающей кружит листок.
И с радостью я бы пошел на свиданье,
Да только резиновых нету сапог.

В саду меж деревьев петляет дорожка.
Там хмурые лужи, в них бездна без дна.
Вдоль лужи бежит босоногая кошка,
Одна одинешенька, очень одна.

А лист все кружит, то цепляясь за ветки,
То, ветром гонимый, взмывает как птах,
И вижу отчетливо: в старой беседке
Сидит, притаившись, ссутуленный, страх.

Он мрачный и злобный. Он вечный скиталец…
…А все же листок покружил и упал…
В носу ковыряет услужливо палец,
И что-то он все-таки наковырял.



Занозы из прозы

Разница между аппаратным работником и производственником: Первого берет холера, если есть работа, второго – когда ее нет.

Ну и школьники пошли! Не могут наизусть выучить таблицу Брадиса.

Впадая в детство, старики начинают рассказывать нам сказки.


ИСТОРИЯ С ВОЗМОЖНЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ

Ив. Макусин

Хочу сразу отметить, что подобные истории сейчас у нас не редкость. Нельзя, конечно, сказать, что, дескать, весь наш народ встал на скользкий путь буржуазного потребительского либерализма и неуемного желания разбогатеть. Нет! Есть, конечно, и вполне нормальные люди. Не лишенные христианской добродетели и с неосторожной ностальгией вспоминающие былые годы, когда в очереди за натуральной колбасой могли обсудить разные назревшие политические проблемы. Осудить, к примеру, комсомольского вожака – нехристя и выдающегося бабника за воинствующий атеизм. Поделиться анекдотом про генерального секретаря ЦК КПСС или сплетней о тайных отношениях начальника ЖЭКа с новой секретаршей.

Сейчас, конечно, другое дело. Нагрешил начальник с секретаршей или главным бухгалтером как последний сукин сын, проблем нет. Может сходить в церковь и покаяться. И никто его за это не осудит. Наоборот, скажут, дескать, такой был отчаянный грешник, а теперь, гляди, кается на глазах у всех свидетелей разврата и еще даже крестится.

Но это так, к слову. Приступим сейчас прямо к истории. А история произошла, конечно, не у нас. Не в нашем городе и даже, может быть, не в нашей стране. За всю страну я ручаться не могу, страна все-таки большая, хотя и поменьше чем, к примеру, Китай или Индия. Там с их населением такие истории, может быть, каждый час происходят, а то и каждую минуту. Там у них столько населения, что не доведи Господь. Шутка ли, миллиарды. Нам до них далеко, и настоящей историей именно этот факт автор и желает подчеркнуть. Много у нас еще людей с неправильной общественно-полезной ориентацией. Прямо скажу, далеко не единицы. И это все из-за слаборазвитой демографии. Не хотят, прямо скажем, не желают молодые граждане заводить детей. С ними, дескать, хлопот не оберешься, То им подгузники покупай, то потом в школу готовь, то на выпускной вечер платье покупай втридорога. Некоторые без должного патриотизма молодые человеки так поразмыслят и решают совсем не жениться. А которые порасчетливее, так норовят богатую барышню амурами охмурить или за мажора, мать его так, выйти замуж. Плевали мы, дескать, на вашу вечную любовь, на ваши неумеренные красоты и на умственные достижения в области классической литературы и необъяснимых физических явлений. Мы заключим брак по расчету, чтобы будущее поколение училось математике на нашем сухом прагматизме.

Да, так вот, сама история. Где она произошла – неизвестно. Но только точно не в нашем городе и даже не в ближайшем районном центре. Где-то, может быть, и рядом, но не здесь.

Одна, значит, молодая особа недурной наружности, назовем ее Зина, по окончанию торгового училища или, как сейчас говорят на иностранном английском диалекте, колледжа, поступила на работу в одно торговой заведение частнособственнического характера. Одним словом, с буржуазной формой собственности. Сейчас почти все торговые заведения буржуйские. Они, конечно, эти самые капиталистические элементы, чтобы не вызывать законного раздражения у рядовых граждан, называют себя предпринимателями. Правда, что они предпринимают для улучшения качества жизни пролетарских слоев населения, они и сами толком не знают. Дескать, социальные программы мы выполняем с лихвой, люди пухнут не от голода, а от пищевых добавок, так что не извольте беспокоиться за их ухудшающее здоровье. Зато слово предприниматель звучит даже несколько интеллигентно, а значит, причислять, мол, нас, говорят, необходимо к интеллигентной прослойке. Мало что, дескать, у нас нет среднего образования, зато имеется высшее специальное с красным дипломом.

Да, что-то я отвлекся. Так вот, молодая особа с именем Зина поступила на работу в большой магазин, принадлежавший настоящему старому предпринимателю.

«Ну, – думает Зина, – попала, как кур в ощип, никакой перспективы стать светской львицей местного значения. Пропадет красота и молодость ни за грош».

Однако жизнь наша такая, что может устроить неожиданный зигзаг. Порой прямо удивляешься, с чего, мол, столько много счастья и тебе одному.

Оказывается, сынок предпринимателя Ванюша находился на летних каникулах от учебы в здешнем институте. Его папаша решил сделать из него известного экономиста и передать на старости магазин вместе с товарами. Пусть, дескать, продолжает начатое торговое дело. А торговое дело довольно простое. Там купил, здесь продал. Главное – купить надо такое, чтобы оно продавалось, а то коллеги по торговому цеху так и норовят всучить всякий хлам или испорченную селедку в банках. В торговой среде надо держать ухо востро, иначе объегорят и сдачи не дадут.

Начала, значит, наша Зина стрелять глазами в Ванюшу, когда он вдруг появлялся в торговом зале.

«Хоть и ростом, – думает Зина, – не вышел и пузо уже успел к двадцати годам отрастить, да и морда просит твердых предметов, зато богатый и жить при нем можно будет, не обращаясь к Богу за материальной помощью».

День она, значит, строит глазки Ванюше, второй, а на третий, смотрит, клюнул наш будущий буржуйчик. Начал разные разговоры в рабочее время заводить, отвлекая Зину от назойливых покупателей, конфеты предлагать. А через день пригласил в ресторан.

«Ну, – думает Зина, – все. Тут то я его и прижучу, не выкрутится. Надавлю на психику, предложу интим, а с моими-то внешними достопримечательностями отказать не сможет. А дальше по известной тропинке, дескать, положение случилось чрезвычайное и так далее».

Хоть и не заканчивала Зина платных курсов практических психологов, а только колледж рядовых продавцов, тактика и стратегия были выбраны правильно. Через месяц папаша-предприниматель был вынужден раскошелиться на свадьбу с музыкальным сопровождением и на путевку в свадебное путешествие по мировым морям и океанам…

Зина не нарадуется – жизнь как в сказке. Тут тебе сразу и отдельная трехкомнатная квартира с множеством удобств, и еда со всякими заморскими деликатесами. Тревожило только одно, зачастил ее Ванюша в казино. Хорошо, если бы выигрывал, а то, сволочь, припрется ночью пьяный и до нитки обобранный. Начала Зина жаловаться свекру. Тот, конечно, начал всякие меры принимать. Хотел было на лечение Ванюшу к практическим психологам направить, но заболел сам какой-то иностранной желудочной болезнью и вскоре отдал концы. Ванюша, конечно, отнесся к происшедшему с полной серьезностью, принял папашины дела и сам стал заниматься торговым направлением. Институт бросил, не до учебы. Торговать, мол, надо, повышать уровень обслуживания и товарный оборот. Правда, свое увлечение рулеткой не оставил. И вскоре товарный оборот начал уверенно падать, но зато стали расти доходы казино.

Зина, видит такое дело, подала на развод с желанием отсудить часть буржуйского имущества. Да не тут то было. Пока она составляла свои юридические иски о намерениях, все имущество оказалось проигранным до нитки, а владельцем магазина стал другой предприниматель.

Плюнула с досады Зина и пошла обратно работать в свой бывший магазин продавщицей. С Ванюшей она, конечно, рассталась и теперь строит глазки новому хозяину. История может оказаться с продолжением. Тот в казино, правда, пока не ходит, но неизвестно, что будет с ним дальше. Деньги портят человека, а уж тем более предпринимателя. Если не станет играть, то может спиться. Не извлекла Зина уроков, снова желает стать богатой.



© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.