Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА






Мысли из-за пазухи

Ал. Пейлук

Два ангела взлетели ввысь,
В зенит, восторженно ликуя,
Когда дыхания слились
В единой страсти поцелуя.
Они вернулись через час,
Заслышав звук глухого стона...
...Ревнивый муж, подбитый глаз,
И затяжной прыжок с балкона.

***

Как ни крути – везде одни законы.
Они и в райских кущах правят бал.
И тот, кто на земле носил погоны,
И на том свете будет генерал.

***

Если б Прометей, – палач бурчал,
На работу двигаясь с утра, –
Для людей огонь не похищал –
Мог спасти бы Бруно от костра.



Занозы из прозы

Так называемое нынешнее светское общество подравнивает всех. Там полудурки становятся полными дураками.

Есть ли смысл перед началом ночной дискотеки представителям сексуальных меньшинств читать лекцию о вреде абортов?

Любая лысина пригодна для приземления мухи.

Свои стихи нравятся только тогда, когда ты забываешь, что написал их ты.



МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС

Ив. Макусин

Народ у нас в основной своей массе честный, не то что в некоторых слаборазвитых странах. Нам, когда-то пережившим перестройку и ускорение, воровать или обманывать, прямо скажем, не к лицу. Мы, может даже, последнее отдадим, ежели какой-нибудь посторонний человек в этом последнем нуждается. В свое время для нас моральный кодекс строителя коммунизма был настольным боевым листком, а там черным по белому было написано, что воровать и обманывать ближнего своего просто недопустимо, а надо ему во всем помогать и заниматься его воспитанием. Там такого призыва, как, к примеру, око за око или зуб за зуб не было. Такое случалось, ну, разве что в пьяной драке. А крупная выпивка в моральном кодексе не предусматривалась.

Сейчас, конечно, другое дело. Бизнес, бананы, эксплуатация человека человеком внесли свои коррективы в моральный облик строителя нового буржуазного общества. Появились всякие подозрительные личности – целители, менеджеры, инопланетяне, частные таксисты. Но, надо сказать, и среди них есть честные, порядочные люди, не успевшие впитать в себя вредные буржуазные идеи.

Возьмем, к примеру, таксистов. Они и раньше были честными гражданами. Найдет, к примеру, водитель в салоне авоську с продуктами или дамскую сумочку с помадой и ножницами, оставленные рассеянными гражданами, так сразу ее в бюро находок. А сейчас наши таксисты уж тем более стали честными, как в демократических странах. Они может в случае чего даже бесплатно могут довести гражданина до пункта назначения. Бесплатно, конечно, они вряд ли повезут, но в случае чего могут. Например, ежели пассажир даст что-нибудь ценное под залог. А так просто ни за что. Могут даже обозвать неприличным, недемократичным словом. Скажут, дескать, сукин сын, лезет в такси без денег для бесплатного проезда.

У меня, к примеру, есть один знакомый «бомбила», ну, значит, таксист. У него машина иностранного производства. Он людей за деньги туда-сюда возит, а на выручку покупает бензин и запчасти. Он-то и рассказал эту историю. Правда, когда рассказывал, очень сильно огорчался.

- Знал бы, – говорит, – никогда бы не поступил бы так опрометчиво. Прямо скажем, не практично поступил, очень даже непредусмотрительно. А дело было так. Стою я вечером у ресторана, поджидаю какого-нибудь клиента. Тут вываливается из культурного питейного заведения парочка. Вся до одного пьяная. Сели они, значит, на заднее сидение и сидят, воркуют. Я, конечно, сделал замечание. Дескать, потерпите до места назначения, мне как-то совестно наблюдать эротические сцены в салоне. Мужик начал малость возмущаться, а даму то ли от моих слов, то ли от повышенной температуры в машине совсем развезло, и она начала слегка блевать на пол и извиняться. Слава Богу, мы вскоре прибыли к нужному подъезду. Мужик с полными извинениями рассчитался и даже дал столько же сверху за загаженный автомобиль. Я, значит, вынул воняющий коврик, чтобы почистить, гляжу, а на сидении лежит дамская сумочка. Вот, думаю, бегай теперь, ищи эту лахудру, чтобы вернуть ей сумку. Из-за какой-нибудь помады и пудреницы посчитают нечестным таксистом. Гляжу, а они все еще стоят у дверей подъезда и непристойно целуются. Прямо сплошной срам. Я, значит, не мешкая за сумочку и к ним, правда, пока закрыл машину и добежал до подъезда, они уже стояли возле лифта и снова безобразно лобызались. Гляжу я, значит, на эту интимную сцену и с юмором говорю: «Вы, гражданка, не желаете купить дамскую сумочку, а то я вижу, вы не имеете таковой».

Дамочка прямо сразу наполовину протрезвела, так как первую половину она оставила в салоне такси.

- Не знаю, – говорит, – как вас и благодарить.

Забрала сумочку и сразу же нервно открыла ее.

- Слава Богу, вы честный таксист, – вздохнула дамочка, – а то у меня в сумочке десять тысяч баксов, целая пачка. Слава Богу, все они на месте.

- Бога, – говорю, – вы не трогайте, он здесь, гражданочка, не при чем, а за благородный поступок по правилам морального кодекса причитается вознаграждение, и с Богом я делится не собираюсь.

А сам в это время прямо исхожу злостью на самого себя. Придурок, думаю, трудно было заглянуть в сумочку.

Мужик вынул из кармана сто долларов, на, мол, честный человек, и катись отсюда, а с разиней я уж как-нибудь сам разберусь. Деньги, оказывается, он отдал ей для пущей сохранности. Женщины редко теряют сумочки, они к ним привыкшие.

Такой вот честный поступок совершил мой знакомый таксист. Правда, если бы он все же заглянул в сумочку, то вряд ли помог бы ему моральный кодекс прошлого времени удержаться от соблазна присвоить деньги. Времена поменялись.



© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.