Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА






Мысли из-за пазухи

Ал. Пейлук

Спросишь: Откуда пороки?
Стимул, должно быть, не стоек!
Жизнь преподносит уроки,
Но без оценок, без двоек.

***

Есть закон природы без подвоха,
Всяких мелких хитростей лишен:
Ежели кому-то, где-то плохо,
То кому-то, где-то хорошо.

***

Такие времена теперь настали,
Хорошего не жди, здается мне.
Не знаем, сколько выплавлено стали
На душу населения в стране.
Не знаем, сколько раз на день зеваем,
В бутылке, сколько, выпитой, глотков,
Но главное, обидно, что не знаем
Количества активных дураков.
Все хочется узнать нам непременно.
Явлений всяких суть для нас важна.
Статистика, увы, не совершенна,
Хоть и наукой числится она.



Занозы из прозы

У знаменосцев задача одна – крепко держать знамя. И не важно, какого оно цвета.

Жизнь прошла мимо, красивая, но чужая.

Кот по сравнению с псом животное умное и не скандальное. Он, например, никогда вас ни с того, ни с сего не облает.

Опередившие время вынуждены сидеть в одиночестве и дожидаться остальных.

После сотворения мира у людей возникло много вопросов касаемо его совершенства.



МЕТОД ВОСПИТАНИЯ

Ив. Макусин

Героиней нашего рассказа, который, конечно же, исключительно правдивый, могла бы быть и очаровательная блондинка Люся, молодой врач скорой медицинской помощи. Однако, так как она играет в нем эпизодическую роль, приходится согласиться с рассказчиком, водителем, работавшим в то время на «неотложке», который поведал мне эту историю, и вывести на главную роль старшего санитара Борю с двумя его шкафообразными помощниками. Хотя лично мне очень жаль. Куда приятнее писать о молоденьких легкомысленных барышнях, нежели о грубых здоровенных мужиках, завидев которых даже медведь гризли поспешит залезть на дерево, не говоря уже о человеке среднего телосложения.

А так как сам я этот рассказ не придумывал, то повествование будет вестись от первого лица, то есть от самого рассказчика, водителя скорой помощи.

«Как-то раз вечером мы возвращались в больницу после очередного вызова. Торопится особой необходимости не было, больной успокоился, и я остановился возле одного пивного ларька, чтобы купить сигарет. Люся, врач скорой, сидевшая на переднем сидении пока я стоял в очереди, привлекла внимание трех молодых, довольно пьяных, хамоватых парней, которые, особо не выбирая выражения, начали к ней клеиться.

После очередного дерзкого ответа Люси на «дай свой телефончик» и «может, выпьешь с нами» парни почему-то неожиданно разгорячились и, открыв дверку, начали вытаскивать бедную Люсю из машины. Никто из стоявших в очереди, кроме меня, на отчаянный призыв Люси о неотложной помощи адекватно не отреагировал, а мне, подбежавшему к хулиганам на помощь коллеге, досталась трехкратная зуботычина, по причине которой я оказался на снегу в лежачем положении.

И тут, конечно, открывается задняя дверь скорой помощи. Три наших парня, поняв, что мне одному не справиться с неугомонными ребятами, решили все-таки оказать бедному водителю, вытирающему шершавым снегом разбитые губы, и несчастной, оскорбленной Люсе посильную помощь. Минут десять назад они заломили одного здорового буйного психа (наша скорая обслуживала психиатрическую больницу), и поэтому не выражали особого желания проделывать ту же операцию, да еще и над троими сразу.

Когда Боря, старший санитар, показался из за угла машины, парни вначале оцепенели, а потом хотели было броситься наутек. Но тормоза в виде остальных двух санитаров сработали исправно. После нескольких чувствительных оплеух каждому Боря пришел к выводу, что, кроме этого экспрессивного, убеждающего в неправоте педагогического приема, среди парней необходимо обязательно провести дополнительную разъяснительно-воспитательную работу.

При всех своих физических достоинствах оказалось, что Боря обладает еще и незаурядной фантазией. Его экспромтом придуманный метод в полной мере достоен войти в анналы педагогических приемов воспитания, причем любого поколения, в любом возрасте и в любое время года…

…Только неожиданный вызов по рации прекратил длившуюся уже полчаса своего рода экзекуцию, смысл которой заключался в следующем. Три раскрасневшихся уже наполовину протрезвевших парня бегали гуськом вокруг машины скорой помощи и после каждого очередного круга останавливались и четко, без запинки докладывали: «Товарищ старший санитар Ордена Ленина и Ордена Трудового Красного Знамени городской психиатрической больницы, торжественный пробег имени Общества Красного Креста и Красного Полумесяца выходит на очередной круг! Разрешите продолжать движение»?!

«Движение разрешаю», – бодро командовал Боря, и воспитательный процесс продолжался.

Люся при этом мило хохотала, упиваясь, как, впрочем, любая на ее месте барышня, настигнувшей хулиганов заслуженной расплатой».



© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.