Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА






Мысли из-за пазухи

Ал. Пейлук

Чтоб похудеть, хотя б кило на пять,
Решила пару дней поголодать.
И все ж себя любимую любя,
Умяла булочку втихую от себя.

***

Курить, конечно, не запрещено.
К курящим я претензий не имею.
Но, выбросив окурок свой в окно,
Рискуешь им попасть прохожему за шею.

***

Голод, войны, кровь и содомия.
К сожаленью, нет уже сомнения:
Не придет к нам, граждане, мессия –
Богу стыдно за свое творение.

***

Прогулка, как лекарственное зелье,
Полезная, особенно с утра,
Когда у вас башка трещит с похмелья,
А пиво было выпито вчера.

***

Не доверял он верности собачьей
И был злорадством переполнен оный,
Когда узнал из телепередачи
О том, что псы глупее чем вороны.



Занозы из прозы

Последнее слово науки и техники когда-нибудь на самом деле станет последним.

Муж все время пропадает на работе. Как не зайду к нему на работу – его там нет.



ЛЮБЛЮ ЖИВОТНЫХ

Ив. Макусин

Скажу вам прямо, к собакам я отношусь крайне отрицательно, а особенно к их хозяевам. Бездомные собаки – это как-то еще полбеды. Они, как и коты, гуляют сами по себе и особо без надобности никого не трогают. Ну, разве если начнешь их дразнить или унижать их собачье достоинство. Например, ругая разными непотребными словами и размахивая палкой. А так бежит себе бездомная собака по своим нужным делам и даже в твою сторону не глянет. Ей безразлично твое разумное понимание природы.

Конечно, если по весне, когда они сбиваются в кучу, преследуя развратную самку, то тут на их дороге не стой. А если еще на тебя, не доведи Господь, гавкнет или косо поглядит эта самая развратница, то тут может запросто произойти критическая ситуация. Облают всей распутной собачьей компанией, а то могут и укусить.

Домашние собаки – совсем другое дело. Хотя они тоже добрые ловеласы, но все-таки ведут себя сдержанней. Понятное дело. Хозяева даже весной на улице ограничивают их распутные действия. А если и допускают к благородным сукам, то только исключительно по договоренности за деньги. Наверное, поэтому они такие нервные и неуравновешенные, как инспекторы из разных инспекций. Идешь мимо, а они глядят на тебя испытывающим взглядом, как будто ты что-то украл или являешься нахальным коррупционером.

У нас, в нашем микрорайоне, собаколюбы обычно выгуливают своих псов на пустыре под линией электропередач, которая разделяет жилой массив на две части. Граждане, переходя на другую сторону высоковольтки, постоянно подвергаются опасности быть убитыми высоковольтным током в случае падения провода, но больше – быть укушенными свободно разгуливающими собаками. Собаколюбивые граждане, выгуливающие своих хищников, не слишком проявляют заботу по отношению к беспечным прохожим. Не держат на поводке и не надевают намордники. Более того, даже не обращают внимания, когда их питомцы внушительных размеров обнюхивают людей разного пола.

А тут недавно одна черная лохматая собака прямо посредине пустыря подскочила к женщине бальзаковского возраста и начала лаять и кидаться на невооруженную гражданку. Хозяин, конечно, минут через пять подбежал к перепуганной даме и начал стыдить своего пса. Дескать, как тебе не стыдно нападать и беспричинно облаивать мирных прохожих. Они же тебя не трогают и не лают на тебя. За эту провинность сегодня целый вечер будешь ты у меня гулять на поводке и с намордником.

«А вы, – обратился он к даме бальзаковского возраста, – очень хорошо, что стояли на месте и не пытались убежать. Он бы вас все равно догнал и обязательно укусил бы за какую-нибудь важную часть тела».

«Мне, – говорит гражданка, – совсем не интересно получать нервные потрясения, даже не будучи укушенной. А, если бы она меня укусила, я бы вас, собаколюбивый вы мой, по судам затаскала. Заставила бы вас вместе с вашей шелудивой псиной на судебном заседании при всех публично просить у меня извинения и компенсировать деньгами мое перепуганное моральное состояние».

«Вы,– говорит собаколюбец, – не очень-то разбрасывайтесь оскорбительными эпитетами, а то я могу и попросить моего любимого питомца ответить вам за подобные выпады».

Тут один прохожий, наблюдавший сцену облаивания гражданки, убедившись, что собака уже на поводке, вмешался в разговор.

«Есть, – говорит, – товарищ, закон, который предусматривает порядок выгуливания собак, а вы его грубо нарушаете. Постыдились бы и попросили прощения у перепуганной гражданки. А если бы она была, например, кормящей матерью и у нее пропало молоко. Вы бы что ли кормили грудного младенца или ваша, извиняюсь, собака».

«А вы, – грубо отвечает собаколюбец, – не вмешивайтесь в посторонний разговор, вас он не касается. Вас же моя собака не облаяла и тем более не укусила, хотя следующий раз я и пальцем не пошевелю, если она на вас нападет. Таких как вы, которые не любят бедных животных, не жалко, если их и покусают самую малость».

«Я, может, и не кормящая мать, – продолжила возмущаться гражданка, – но на суд я вас все же подам, тем более есть законный свидетель, на которого вы хотите натравить свою шелудивую псину».

«Ну, я, – еще больше возмутился любитель собак, – уже точно за оскорбление собаки спущу ее с поводка. Тогда вы сразу полюбите весь обездоленный природный мир. А еще подам на вас заявление в общество защиты прав животных…».

Чем закончилась их грубая беседа, мне дослушивать было не досуг, так как спешил по своим рабочим делам. На следующий день на пустыре, как ни в чем не бывало, разгуливала та же собака без намордника и поводка. Я с большой опаской подошел к хозяину и спросил, мол, почему вы выгуливаете так свободно своего питомца. Он же может на кого-нибудь напасть и укусить, пока вы добежите, чтобы его унять.

«А он у меня не кусается», – бодро ответить владелец пса.

«А тогда зачем он вам нужен»? – спросил я, глядя на резвящуюся вдали неприветливую лохматую собаку.

«Люблю животных», – ответил хозяин и начал звать своего питомца. Видимо, уже нагулялись.



© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.