Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА






Мысли из-за пазухи

Ал. Пейлук

Вот такая, ребята, оказия,
Как бы этого ты ни хотел.
Только ложь развивает фантазию,
Ну, а правда всегда не у дел.

***

Подняться в полный рост не мог, бедняга,
Отсутствовали дерзость и отвага,
А потому с оглядкою всегда
Он вверх не шел, а тихо полз туда.

***

Автоэпиграмма

Быть может, мой характер слишком крут,
А может, годы роль свою сыграли,
С меня таланты прут, и прут, и прут,
И, кажется, что все уже удрали.

***

Какого вы лешего лезете в гору,
Сказал, осушивши бутылку кагора,
Там нет ни закуски, там нет и вина,
И кроме каменьев там нет ни хрена.
Дружище, ты прав, что вершина пуста,
Там нету кагора, но есть высота.

***

Животных глупых не встречал ни разу.
На глупости способен только разум.

***

Имеем драники, котлеты,
Но Запад мил для нас всегда.
Его мы любим, как конфеты,
Но ведь конфеты – не еда.

***

Такая во всем повсеместно картина:
Германское качество made in china.



СЛУЧАЙ В МАГАЗИНЕ

Ив. Макусин

Любят у нас люди справедливость и законность. А особенно любят отстаивать свои права. Это правильно. Когда вокруг все страны семимильными шагами идут навстречу буржуазной демократии и капиталистическому будущему, мы тоже не должны стоять на месте. Мы даже, в случае чего, можем запросто стать, так сказать, в авангарде этого прогрессивного движения. У нас на это есть самые что ни на есть объективные предпосылки. Такой наш народ в смысле демократии.

Я, конечно, Боже сохрани, не имею ввиду всякие там позорные садомистские отклонения от христианских истин. Я категорически против однополых браков. Народ у нас благородно ходит в церковь, не скандалит и не требует от священнослужителей благословения на заключение союза с любимым однополым партнером. А если, к примеру, такие развратные граждане найдутся, то прихожане могут запросто вывести их из храма и даже неосторожно набить морду.

Но однополые браки здесь не при чем. Главное – мы учимся отстаивать свои права с вызывающей настойчивостью.

Наблюдаю я недавно случай в магазине. Сейчас, правда, место, где можно отовариться продуктами, магазинами называют только люди устаревшей советской формации. Сейчас кругом одни супермаркеты и гипермаркеты. Заходить страшно. Там могут запросто у слабонервных престарелых личностей на разные ненужные покупки выманить половину пенсии, а то и всю. А пенсия-то, сами знаете. Но это так, к слову.

Наблюдаю я, значит, недавно случай в гипермаркете. Как переводится на русский язык это мудреное заморское слово, я толком не знаю, понимаю только, что связано оно как-то с размашистой демократической торговлей. Так вот стою я в очереди в кассу для расчета за булку хлеба и пакет замороженной кильки, стою и размышляю о всякой всячине. Интересно, думаю, как сейчас обстоят дела с экспортом молочной продукции, нет ли отдельных запретов со стороны Россельхознадзора. Опять же, думаю, не подорожает ли гречка, а то мало ли что. От предпринимательской буржуазии всего можно ожидать.

И тут, слышу я, на кассе какая-то вроде перебранка. Не то чтобы отчаянная ругня, но явно конфликтная ситуация. Оказывается, некий гражданин набрал всякого товара, прихватил, не взвешивая, в овощном отделе арбуз и попер на кассу рассчитываться. Кассирша уже почти что рассчитала гражданина, но, когда дошло дело до арбуза, говорит:

- Вам, любезный покупатель, надо было прежде, чем нести арбуз на кассу, взвесить его в отделе, а то у нас на кассе весов нет, и мы не можем узнать цену этой теплолюбивой ягоды.

- Я, – говорит гражданин, – не в курсе всех ваших торговых нюансов и подробностей, а поэтому не собираюсь идти обратно в овощной отдел и взвешивать этот арбуз.

- Но я, – отвечает кассирша, – тоже не могу бросить кассу и идти взвешивать ваш товар. Вы рассчитайтесь за остальные продукты, а с арбузом потом разбирайтесь. Видите, сзади вас какая очередь образовалась.

- А это не мое дело, – начал возмущаться гражданин, – я знаю свои права. По всем торговым правилам вы обязаны меня рассчитать вместе с арбузом, а как вы это будете делать, не мое дело.

Кассирша даром что молодая, но уже поднаторела в разговорах с неприветливыми покупателями.

- Вы, – говорит она гражданину, – если будете так упрямо задерживать очередь, то я позову охранников, и они быстро восстановят нарушенную справедливость по отношению к стоящим в очереди.

- Мне, – продолжил возмущаться гражданин, – плевать на ваших толстомордых вышибал. Я сейчас сам позвоню в милицию, и уж она-то популярно расскажет вам о моих потребительских правах.

- Мы, – говорит кассирша, – ваших потребительских прав не ущемляем. Покупайте себе хоть арбузы, хоть огурцы, но только прежде, чем идти рассчитываться, взвешивайте товар.

- Ничего я не буду взвешивать, – угрожающе повысил голос гражданин, – и рассчитываться тоже не буду! Разбирайтесь сами с вашим арбузом!

Тут, конечно, стоящие в очереди покупатели начали законно возмущаться. Дескать, нашелся тут правозащитник. Ты, мол, еще в Хельсинки позвони, пусть приедут разбираться с твоими покупательскими правами.

- И позвоню, – начал препираться с покупателями гражданин, – не советская власть на дворе, строим правовое государство с цивилизованными покупательскими правами. А то развели, понимаете ли, здесь большевистскую демократию. Ходи взвешивай сам. Может, вам еще и капусту в подсобке перебрать за бесплатно. Давайте, мне, – говорит кассирше, – немедля жалобную книгу, и я сейчас же напишу на всех вас жалобу за нарушение моих законных прав.

Очередь потихоньку перешла в другую кассу, я тоже оплатил свой товар у другой кассирши.

Выходя из магазина, я про себя подумал: «А ведь этот скандалист наверняка и при советской власти также нахально отстаивал свои права, на которые никто вовсе и не покушался».



© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.