Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА








ПРОЗА ЕСЕНИНА

Ив. Макусин

Вот говорят, что нынешняя молодежь крайне невежественная, необразованная и неразвитая. Оно, может, конечно, и так, только и в наши времена всеобщего среднего образования также находились экземпляры с низким уровнем общеобразовательных знаний. Так что судить об образованности всей молодежи нельзя по конкретным слабо подготовленным молодым людям с аттестатом зрелости. У кого-то, может быть, было тяжелое детство, нехватка витаминов и поэтому знания не усваивались. А у кого-то – учителя больше занимались репетиторством, чем своими прямыми обязанностями. Всякое бывает, так что не стоит корить молодого человека или гламурную барышню за незнание бинома Ньютона или наизусть стихотворения «Однажды в студеную зимнюю пору». Может, у индивидуума память ни к черту или забита всевозможными коммерческими либеральными комбинациями. Сейчас же все поголовно предприниматели, даже те, что состоят на государственной службе. Правда, они не регистрируются, а выступают в роли свободных художников, предпринимающих всякие коммерческие действия в рабочее время.

Да, так вот, об образованности. В студенческие годы Ваня Рында, студент физмата, любил ходить по книжным магазинам и выискивал всякие дефицитные книги. Но если говорить откровенно, то ходил он в один магазин по дороге в общежитие, где однажды встретил молодую особу, продавщицу, лет девятнадцати. И так она ему понравилась, что порою даже вместо лекции шел в магазин. Станет, бывало, возле полки и притворяется, что рассматривает книги, а сам косит взгляд на продавщицу, любуясь ее округлыми телесами и миловидным курносым носиком.

Тут надо сказать, что Ваня, несмотря на временное увлечение продавщицей, все-таки на самом деле любил художественную литературу, знал наизусть несколько стихотворений и даже был записан в городскую библиотеку. С книгами в те времена была напряженка. На полках книжных магазинов в основном стояли материалы съездов КПСС и труды членов политбюро, а насчет классики были проблемы. Если, к примеру, выбросят случайно в книжный магазин «Анну Каренину» Льва Николаевича Толстого или сказки братьев Гримм, так в нагрузку бери, книголюб, еще и толстый том выступлений делегатов на съезде Верховного Совета Удмурдской АССР. Правда, когда накапливался балласт из таких же книг, все это можно было сдать в макулатуру и получить талон на льготное приобретение томика Вальтера Скотта или, к примеру, Мопассана.

Так вот, продолжим о Ване, о его неожиданном романе с миловидной продавщицей.

Постепенно, осмелев, Ваня стал ближе подходить к объекту своего увлечения и даже завязывать разные интеллигентные разговоры. Какою, дескать, литературой увлекаетесь, или какая литература дешевле – художественная или общественно-политическая. (Как будто тяжело ему самому было на ценник посмотреть). Барышня, конечно, отвечает, что общественно-политическая вообще продается по бросовым ценам, а с художественной литературой сплошной дефицит.

И вот однажды произошел случай, который поставил жирную точку на Ванином романе. Пригласил он своего приятеля-однокурсника как-то в магазин посмотреть на свою пассию, оценить, так сказать, достоинства любимой девушки. Заходят они, значит, в магазин, рассматривают всякие книги, а Ваня толкает приятеля в бок, гляди, мол, вон она рядом с медицинской литературой.

Ваня, конечно, подходит к продавщице и предлагает ей познакомиться со своим приятелем. А приятель тем временем смотрит на полку и видит, что стоит там настоящий дефицит – томик Сергея Есенина.

- Я так люблю, – говорит он подошедшему Ване с продавщицей, – стихи Есенина, просто жуть.

А продавщица, чтобы поддержать разговор и показать свою литературную осведомленность тоже говорит:

- Вы знаете, я тоже безумно обожаю Есенина, у него такая народная лирика, порою аж в слезы бросает. Правда, последние лет тридцать или сорок он ничего нового не написал, ни одного стихотворения. Наверное, у него кризис жанра или, может быть, он перешел на прозу.

Приятели переглянулись и перевели разговор на другую тему. С той поры Ваня перестал ходить в книжный магазин и переключился на свою однокурсницу Галю. Она хоть и не знала наизусть Есенина, но неплохо разбиралась в математическом анализе и помогала решать дифференциальные уравнения.



© Брестский калейдоскоп, 2018. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.