Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА






Мысли из-за пазухи

Ал. Пейлук

Не желаешь быть унижен? Всякий раз
Не высовывай таланты на показ.
Это признано считать как верх нахальства,
А особенно в присутствии начальства.

***

Будь осторожен, юный друг,
Живи всегда в сомненье,
Не торопись, когда недуг
Включать воображенье.
Воображением губя
Разумное, в натуре,
Обманешь подло сам себя…
...И женишься на дуре.



Занозы из прозы

Гадаю по руке! Расскажу все - чего не было, чего нет и чего не будет.




БУДУЧИ ПОКОЙНИКОМ

Ив. Макусин

В жизни случается всякое. Кому-то ты морду набьешь, кто-то тебе начистит лицо для равновесия и никуда от этого не уйдешь. Или, скажем, кого-то ты надуешь на пять рублей, а потеряешь десять из-за дырки в кармане. Все, как говорит физическая наука, относительно.

Эта история началась довольно грустно. Что может быть веселого, когда умирает человек. Может быть, в некоторых религиях и радуются люди. Дескать, ушел в мир иной, преставился и теперь заживет как человек. Тут тебе и вина разные виноградные, не то что в магазине из подгнивших яблок с ароматизаторами, идентичными натуральным. И закуска, небось, не ливерная колбаса, а всякие божественные деликатесы.

Умер, значит, человек, Васьки Небурого родной брат. Васька, конечно, очень расстроился, брат был один, и родителей уже нет, а значит, получается, что он один-одинешенек остался на всем белом свете, если не считать своих домашних.

История, конечно, грустная. Но где-то через полгода она получила неожиданный поворот. Васькин брат был известный баянист. Нельзя сказать, что уж очень известный, но на свадьбы его порой приглашали, чтобы пьяненьким гостям сыграл гопака или там, к примеру, для песни «Ой мороз, мороз…». А так как Васькин брат был не дурак выпить и закусить, то он сразу соглашался, не глядя на протяжные визги жены и неодобрительные слова зятя Кости.

Баян был у Васькиного брата новый, пятирядный, и он им очень гордился. Говорил, дескать, хотя музыкальное образование у меня один класс и ноты я знаю неразборчиво, зато баян, как игрушка, не во всякой музыкальной школе такой есть.

Умер, значит, наш музыкант-баянист, преставился, так сказать, и оставил в наследство близким и родным свой баян и немалые хлопоты по похоронам.

Ничего тут не поделаешь, надо хоронить. Похоронили, конечно, выпили, молитву прочитали, и на этом закончился земной путь Васькиного брата.

Через полгода Васька вдруг чего-то загрустил.

«Вот, – думает, – такой я рассякой, не мог в молодости научиться на разных инструментах музицировать. Вон брат как наяривал на баяне. Дай, думаю, хоть к старости научусь пиликать. Буду, к примеру, гостей развлекать. Или, как брат, на свадьбах играть. Все же прибавка к пенсии, да и выпить со свадебной закуской не последнее дело. Даже если и не научусь, беда небольшая, буду смотреть на инструмент и вспоминать брата. А для родственников баян вроде как ни к чему, поэтому позвоню, что, если буду в тех краях, заеду и заберу инструмент на память…

После Васькиного звонка семья покойного брата всполошилась.

- Зачем ему баян вдруг понадобился, – подпрыгивал зять Костя возле снятого с чердака инструмента. – Что-то здесь не чисто. Играть он не умеет, значит, какой-то здесь имеется нахальный потусторонний подвох.

Вдова тоже забеспокоилась.

- Может, – говорит, – заначку там мой баянист спрятал. Может, он с получки откладывал денежки и не все мне отдавал. Использовал, так сказать, инструмент как копилку. Ведь последние лет десять он баян даже в руки не брал. Очень странно, если даже не сказать подозрительно.

- А может, – вмешалась дочка, – там спрятаны какие-нибудь бабушкины деньжищи. Помнится мне, у нее даже какая-то немецкая валюта была как малолетней узницы «Бухенвальда», а куда она ее девала – неизвестно.

- Надо баян разобрать, – принял решение зять Костя, – и посмотреть, что там такое за богатство запрятано.

Разбирали инструмент всем семейством. В ход пошла все: и старые плоскогубцы, и отвертка, и нож, и даже молоток. Баян выпотрошили, как несчастного здорового поросенка. Даже меха порезали в надежде, что там запрятаны валютные сокровища, но их там не оказалось.

Сильно огорчилось семейство, особенно зять Костя.

- Надо было поаккуратней с инструментом, – упрекал он тещу и жену, – без молотка. Можно было бы собрать баян обратно и продать, пока Васька не приехал. А теперь что с ним делать?..

Когда Васька приехал за баяном, встретили его хоть и не радушно, но с выпивкой и холодной закуской. После четвертой рюмки Васька попросил показать баян.

- Я, – говорит, – хоть и не сильно знаком с возможностями инструмента, но брат меня пытался им научить. Я даже когда-то умел играть одним пальцем классическую пьесу «Как под горкой под горой».

Когда открыли футляр, Васька даже немного протрезвел. В футляре лежала груда изуродованных баянный внутренностей.

- А где же баян? – задыхаясь от увиденного пролепетал Васька.

- Его твой брат разобрал, – уверенно заявила вдова.

- Как, будучи покойником?..



© Брестский калейдоскоп, 2019. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.