Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА






Мысли из-за пазухи

Ал. Пейлук

Стал никем бумажный паразит –
Кто за ним стоял уже сидит.

***

Понять хочу скорей,
Друзья, ей Богу,
С какой историей
Шагать нам в ногу.

***

Не спроста твердит молва,
Что у тех, кто выше,
У кого-то голова,
У кого-то крыша.

***

И ангелам, что высоко летают,
Порою просто крылья подрезают.

***

По наглому, без совести зазрения
Его загнали в чей-то угол зрения.

***

Мадригал

Молчит рассвет осеннею порой.
К березкам белым охладели клены.
Отрывисто прокаркала ворона.
Над рощею повис туман густой,
Где соловьи весной беспечно пели.
Они потом куда-то улетели,
А мы с Лаурой нежимся в постели,
Предавшись ночью страсти неземной.
У нас с Лаурой нынче выходной.

***

Хоть наше законодательство и строго,
Но кражи не обложены налогом.


За что?

Ив. Макусин

Пить водку даже в честной компании – привычка вредная. Тут не поспоришь. Хотя с другой стороны водка в магазинах продается свободно, а значит, кто-то ее должен пить, иначе все ликероводочные заводы просто разорятся и закроются, то есть многие граждане останутся без работы. Вот и получается такая дилемма, от которой, как с похмелья, пухнет голова. Государственную казну поддержать надо? Надо. А здоровье сохранить для себя и опять же для той же пользы государства надо? Конечно, надо. А соединить все это в единое целое просто невозможно.

Конечно, некий строгий и умеренно пьющий гражданин республики скажет, дескать, нужно знать меру. Выпей семьсот грамм и хватит. Не лакай ее литрами без приличной закуски. А в закуске, что ни на есть, самый важный смысл.

Ну, как тут возражать. Понятно, если закусывать, к примеру, семгой или балыком из осетрины, тогда да, можно даже литр потянуть и ни в одном глазу, а если, скажем, овощно-грибной солянкой, то тут и половины не потянешь. Глаза сразу становятся мутными, походка неустойчивая, и запах, конечно, прет из тебя овощной, что трезвые граждане в троллейбусе, прямо скажем, лица от тебя неприлично воротят. Дескать, говорят, набрался, сукин сын, вонище на весь общественный транспорт.

Поэтому пить желательно дома, в одиночку и закусывать по возможности жирной пищей, ну, скажем, салом или килькой, но не в томатном соусе, а простой соленой. Но для нормального мужика такая пьянка не в жилу. Поговорить не с кем. Рассказать, что начальник подлец, некому. Опять же о политике, кому пожаловаться на либералов, выступающих за права сексуальных меньшинств в центральной Европе или на произвол полиции в северной Америке. И снова дилемма.

А вот Пашка Квасов, он плевал на все дилеммы. Он и слова такого даже не знал. Ему что дилемма, что теорема – все по боку. Он любил свою уже сложившуюся за три года жизни в семейном общежитии компанию и был после работы ей верен. Выпивать, правда, в комнатах жены не позволяли. При выпивке завсегда поднимается излишний шум, дети начинают пугаться и плакать. И для жены, понятно, радости мало, корми компанию, выслушивай разные пакости в адрес соседей, а то гляди, и того хуже, в адрес мэра или губернатора. А это уже опасно, через мобильный телефон спецслужбы подслушают, расскажут начальнику, тот возьмет, к примеру, и лишит супруга за вредные политические взгляды премиальных доплат. А тут может быть пора сынишку в школу собирать, одеть его, обуть, учебники купить, всякие там тетради и фломастеры. А надежда на эти школьные расходы одна, на премию.

Так вот, чтобы не подвергать риску свои семьи, решила компания из четырех человек выпивать во дворе. А вот где во дворе? В песочнице не позволят жильцы. Сразу позвонят в милицию. Кустов нет.

А у Пашки был автомобиль, правда, подержанный, не новый. Он его парковал возле общежития. Хоть и было авто уже лет двадцать, а может, и больше, но Пашка им гордился.

– Ваша, – порою говорит, – всякая автомобильная электроника очень запросто может выйти из строя, если, скажем, рядом будет пролетать летающая тарелка или начнутся северные сияния. А у меня в моей «копейке» все механическое, даже домкрат.

Так вот, чтобы не обременять жильцов общежития своей компанией, решил Пашка пригласить друзей на выпивку в свой автомобиль.

В тесноте, да не в обиде. Расселись друзья на сидения «копейки». Пашка, конечно, как хозяин на водительском месте определился. Развернули закуску, открыли бутылку «Бацькавай», разлили и выпили. Потом еще по одной, и начали, закусывая, всякие вести бытовые разговоры. Дескать, и начальник скотина, и мастер сволочь, и вообще, политическая обстановка напряженная, не такая, как при социализме.

Малость разогрелись, стало жарковато. Пашка открыл окно, чтобы дышать стало свободнее, добавил, так сказать, кислороду для быстрой усвояемости организмом «Бацькавай», а то окна запотели от активного дыхания алкогольными парами.

Тут-то и началось. То ли какая-то падла позвонила в милицию, то ли просто роковая случайность, а только въезжает во двор общежития машина ГАИ, и два дюжих блюстителей правопорядка на дорогах направляются прямо к Пашкиной «копейке».

– Ваш автомобиль? – спрашивает лейтенант у Пашки.

– Мой, – сразу сознался Пашка.

– Ваши документы! – строго потребовал лейтенант.

Паша, понятно, вынул из кармана водительские права, технический паспорт и подал гаишнику. Дескать, глядите, машина моя, законная, сличайте номера.

– А почему вы за рулем в нетрезвом виде, вдруг неожиданно спросил лейтенант.

– Так я же никуда не еду и машину даже не завожу.

– Это нас не касается, сейчас вы не едете, а как только мы вас оставим, вы можете куда-нибудь и рвануть в нетрезвом виде. Или, может, вы приехали откуда-нибудь в таком выпившем виде. Поэтому мы сейчас составим протокол и изымем ваше водительское удостоверение.

– За что? – возмутился Пашка.

– За нахождение в нетрезвом состоянии за рулем.

Сами понимаете, по закону за нахождение за рулем в пьяном виде владельца водительского удостоверения лишают права вождения автомобиля на три года. Так и случилось. Более того, Пашку еще и оштрафовали, а начальник ГАИ отправил письмо на работу и Пашку лишили премиальных доплат – надежды закупить для сынишки школьные принадлежности.

Жалко, конечно, Пашку, ни за что ни про что наказали, как говорится, по полной программе. Теперь, конечно, выпивать в своем автомобиле с друзьями Пашке можно, водительских прав нет. Только с тех пор Пашка напрочь завязал. Теперь он пьет дома в одиночку. Говорит, для аппетита.



© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.