Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА






Мысли из-за пазухи

Ал. Пейлук

Внимания всего одну минутку
Займу у вас, приятель дорогой,
Когда смеешься над своею шуткой,
То, значит, ты смеешься над собой.

***

Никто пока не знает.
Спросить-то у кого?
Нас дьявол искушает
Иль все же мы его?

***

Разделение труда и таким бывает:
Кто-то, сволочь, насвинячит, кто-то убирает.

***

Я – культурный людоед, –
Заявил с ухмылкой, –
Человека на обед
Ем ножом и вилкой.


Занозы из прозы

Сдаю дом в деревне для отдыха. Все выключено.

Компьютер при вычислениях сделал ссылку на таблицы Брадиса.

Шахматная партия претендовала на роль правящей.

Картину Малевича «Черный квадрат» снова отправили на реставрацию.

Театральная тумба мужественно отражала удары морды Петровича.


КАРТОШКА

Ив. Макусин

Столичная интеллигенция, говорят, в те времена на кухнях собиралась. Кофе с коньяком пили, песни крамольные втихую пели, власть, КПСС и КГБ обхаивали, одним словом, им не терпелось попасть в заграничный рай, где, значит, международная демократия и проститутки в свободном доступе. Опять же манила их свобода выбора сексуальной ориентации. Хочешь мужиком быть – будь им, хочешь бабой, пожалуйста и никаких тебе запретов на этот счет. Наоборот, ты вроде бы уже становишься продвинутым, современным.

Мы, хотя тоже были с высшим образованием и о политике любили поболтать в выпившем состоянии, но собирались мы в гаражах и пили водку под овощно-грибную солянку, кильку в томатном соусе и соленое тещино сало. Правда, политические темы перемежевывались с разговорами о бабах, рыбалке, охоте и, конечно, о работе, беседы о ней, как правило, занимали лидирующее место. Тут тебе приходили и неожиданные инженерные решения, и обнаруживалась информация, где достать нужную запчасть для сломанного станка, и придумывался вариант ответа на грозное письмо от вышестоящего начальства. А в заключение, после резонного вопроса «ты меня уважаешь», все проникались безграничным уважением друг к другу, бесцеремонно целовались и клялись в вечной мужской дружбе.

Грубый, промасленный гараж это вам не интеллигентная кухня. Здесь все было по-мужски, без всяких философских гламурных мудростей. Таких фамилий, как Элвис Пресли, Бродский или, скажем, какой-нибудь Нуреев, никто не знал. Все было политкорректно, с полным уважением к строительству светлого будущего. На высочайшем уровне была взаимовыручка. И касалась она, кстати, не только работы. Когда жена в квартиру не пускала пьяного, ночевали у друзей. Короче, свободы у нас было значительно больше, чем в странах свободной демократии. Правда, с деньгами на выпивку порой возникали затруднения. Зарплата у инженеров незавидная, а если без премиальных, то хоть домой не приходи. Правда, и цены не были похожи на взбесившегося пса, не вызывали смертельных укусов. Во всяком случае, закуску купить было значительно проще, чем выпивку.

Да, ну так вот, собрались мы однажды в гараже у Лени Клюева. У него имелся на правах частной собственности горбатый «Запорожец» – машина надежная, но очень уж упрямая, как ишак. Если не хочет заводиться, не заведешь ни за что. Хоть ты ей авиационный бензин предлагай, хоть заграничное масло – нет, и все.

Собрались мы, значит, у Лени, выпили, оказалось как всегда мало. А денег ни у кого нет. Инженеры. И вот у хозяина возникла идея, где взять денег.

- У меня, – говорит Леня, – в погребе есть картошка, мешков шесть. Давай один толкнем кому-нибудь из автомобилистов, соседей по гаражному кооперативу. Идея неожиданно всем понравилась.

Одного из компании послали искать покупателя, а Леня полез за картошкой. Минут через пять мешок был поднят из погреба и стал терпеливо ожидать покупателя. И тут случилось самое неожиданное, чему никто из нас не обрадовался. В гараж явилась Ленина жена. То ли ключ она потеряла от квартиры, то ли мама приехала в гости, точно уже не помню, только она сначала уставилась на мешок, а потом на Леню. Компания стала потихоньку пятиться к выходу. Однако стоит отдать должное смекалке наших инженерных кадров, воспитанных советской высшей школой, к коим принадлежал и наш приятель Леня.

- Золотце, – ласково обратился он к жене, – тут вот Вася принес мешок картошки, урожай у него был небывалый, хочет кому-нибудь продать. Причем по дешевке.

- Так давай мы возьмем, – говорит жена, – у нас маловато будет на зиму.

Жена ушла, мешок мы вернули в погреб обратно, а Вася побежал в магазин за добавкой.




© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.