Брестский калейдоскоп
 
КЛАССНАЯ БУРДА






Мысли из-за пазухи

Ал. Пейлук

Чтоб было в стаде меньше зла,
Рога спилили у козла.
Пастух был крут и очень строгий.
Но как ты ни борись со злом,
Козел останется козлом –
С рогами он или безрогий.

***

Когда пришла свобода,
За ней приперлась мода.

***

Я вам честно скажу:
Да, я зла не держу.
Но и ночью и днем
Буду помнить о нем.

***

Мухавец кричал мне так:
- Водка сердцу злейший враг.
Но сказала тихо Припять:
- Вот за это надо выпить.

***

Когда вершин своих достиг,
Стал с мудростью покорной дружен,
Вдруг понял, что уже старик,
И никому уже не нужен.



ТО, ЧТО НАДО КРИЧАТЬ

Уже стемнело, когда Люся вспомнила, что ей уже пора бежать домой. И кот не накормлен, и сын наверняка уроки не сделал. Да и идти-то домой через поросший густым кустарником пустырь. Посидели хорошо. Вспомнили раннюю молодость, ликерчику с кофейком выпили.

- Светка, а ты меня домой не проводишь, - ненастойчиво попросила Люся, - а то через пустырь идти страшно, мало ли, что.

- А как я, у тебя, что ли ночевать останусь? Так уж лучше у меня ночуй, завтра с утра и уйдешь. Мне же обратно тоже страшно.

- Да, конечно, - согласилась Люся, - а что делать? У меня там Сережка один, уроки, небось, не сделал, да и как он, сам ночевать, что ли будет?

- Тоже верно, - сочувственно согласилась Светка. Слушай, а давай так, вместе идем до середины, а дальше по домам. Если кто на тебя нападет – кричи, а я тогда к тебе на помощь, а если на меня – наоборот.

Быстренько собравшись, подруги вышли на улицу и углубились в пустырь. Примерно на середине остановились и, как обычно, так и не успев за целый вечер наговориться, продолжили никогда не кончающуюся у женщин тему мужиков и нарядов.

И тут произошло, то, чего подруги боялись, но все же никак не ожидали. Из кустов высунулась мужская рожа и, схватив Люсю, потащила ее вглубь кустов. Люся почти в беспамятстве от страха начала что-то кричать, не разбирая собственных слов. Весь ужас продолжался не более пяти-семи секунд, потом мужик бросил дрожащую жертву и скрылся в темноте.

Насмерть испуганная Светка все это время стояла оцепеневшая, совершенно не понимая, что происходит, и только когда из кустов появилась Люся, истерично расхохоталась.

- Ты чего хохочешь, чему радуешься, – не отошедшая еще от страха Люся, упрекнула подругу.

- Ты поняла, чего он от тебя отстал? – задала неожиданный вопрос Светка.

- Не-е-е.

- А что кричала, помнишь?

- Не-е-е.

- Так ты ж кричала на все горло урра-а-а!!!, урра-а-а!!!




А В ЛОБ?

В этот вечер Василий был под мухой и в хорошем настроении. Получил премию, посидел после работы с ребятами, а главное – восстановил заначку.

Смеркалось. На улицу вышла молодежь с намерениями творчески покочевряжиться, старушки заняли у подъездов лавочки, ехидно разглядывая прохожих, в окнах начал зажигаться свет.

Василий свернул в арку и, вспоминая славную беседу с мужиками в гараже, начавшуюся с политики и закончившуюся бабами, приближался к родному подъезду.

В арке его встретили трое. События разворачивались по тривиальному сценарию.

- Папаша, закурить не найдется?, – задал один из стоявших вечный хулиганский вопрос и подошел к Василию.

- Нет сынок, – откровенно без напряга ответил Василий и с укоризной добавил, – не курю и тебе не советую.

- А в лоб? – нагло выдал хулиган.

- В лоб можно, – не задумываясь, ответил Василий, и, что есть силы, заехал наглецу кулаком в указанное место. Парень упал и было похоже, что отрубился.

В арке установилась немая сцена, и только чуть погодя очухавшийся хулиган, держась за голову чуть не плача спросил: «За что»?

- Так ты же сам попросил. Сначала закурить, так я не курю, а в лоб всегда, пожалуйста, оно всегда при мне. И вообще учись милок, разговаривать, какой вопрос, такой ответ!



© Брестский калейдоскоп, 2020. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.